WorldWalk.info
ru ru en en de de  
Санатории, гостиницы
Санатории, гостиницы
Музеи, выставки
Музеи, выставки
Дельфинарии, аквапарки
Дельфинарии, аквапарки
Природа
Природа
Архитектура, памятники
Архитектура, памятники
Святые места
Святые места
Парки, аттракционы
Парки, аттракционы
Театры, кинотеатры
Театры, кинотеатры

Центральный военно-морской музей (Санкт-Петербург)

г. Санкт-Петербург, Биржевая площадь, д. 4 (тел.: (812) 328-25-01, 328-27-01), метро: «Гостиный Двор», «Невский проспект», «Горьковская», «Спортивная», «Василеостровская».

Посмотреть на карте

http://www.museum.navy.ru

Санкт-Петербургская Модель-камера (1709–1805 г. г.).

В XVI–XVIII в. в., в эпоху создания европейскими морскими державами регулярных флотов, изготовление, сбор и хранение моделей кораблей превратилось в дело государственной важности. Прежде, чем приступить к постройке нового корабля, делали его уменьшенную копию — проектную модель. В ходе развития судостроения происходил «естественный отбор»: плохо спроектированные корабли гибли, а хорошо зарекомендовавшие себя принимались в качестве образца для строительства последующих судов. Запоминать и накапливать судостроительную информацию позволяли чертежи и модели. Начали формироваться крупные модельные коллекции.

В XVII–XVIII в. в. при западноевропейских верфях и адмиралтействах появляются специальные хранилища корабельных моделей, чертежей и чертежных инструментов, необходимых при проектировании новых кораблей. Хранилища судостроительных моделей получили в разных странах разные названия: «конструкцион-камера», «галерея моделей» и т. д. В русском языке укоренился термин «модель-камера» (от голландского «model-kammer» — комната моделей, кладовая образцов).

Модель-камеры обычно помещались при чертежных мастерских, где и разрабатывались новые проекты. Тем самым они превращались в своеобразные «конструкторские бюро». Располагая коллекциями моделей, чертежей и инструментов, модель-камера служила также учебной базой для подготовки моряков и корабельных мастеров. Таким образом, модель-камеры исполняли некоторые важнейшие музейные функции — сбор, хранение и изучение памятников судостроения, но музеем в прямом смысле слова еще не были из-за своей недоступности для обычных посетителей и несвойственных музею «кораблестроительных обязанностей».

Осмотрев во время Великого посольства несколько модель-камер и модельных коллекций в Голландии и Англии, Петр I не мог не прийти к мысли о создании в России подобного же учреждения. Датой основания Санкт-Петербургской модель-камеры — главного российского государственного собрания корабельных моделей в XVIII–XIX в. в. — принято считать 24 (по старому стилю — 13) января 1709 г., когда она впервые была упомянута в письме Петра I. Первоначально Модель-камера располагалась в Зимних хоромах Петра I, но в том же 1709 году ее перевели в Главное Адмиралтейство, ближе к стапелям, на которых строились корабли Балтийского флота. Коллекция проектных моделей хранилась рядом с чертежной (плазом), так как модели и плаз были элементами единого процесса проектирования и строительства кораблей. Петром I были приняты законодательные меры по систематическому пополнению коллекции корабельных моделей. В 1722 г. вышел в свет «Регламент об управлении адмиралтейства и верфи». Пункт 25 главы 20 «Регламента» гласил: «Когда зачнут который корабль строить, то надлежит приказать тому мастеру, кто корабль строит, сделать половинчатую модель на доске, и оную купно с чертежом по спуске корабля, отдать в коллегию Адмиралтейскую». Подобных полумоделей XVIII в., выполненных согласно «Регламенту» 1722 г., до нашего времени сохранилось восемь десятков. Накоплению моделей способствовала и существовавшая в XVIII в. традиция представления судостроителем собственноручно сделанной модели в качестве своеобразной «дипломной работы» при приеме на службу или повышении в звании (например, из подмастерьев в корабельные мастера). В XVIII в. в России также стало традицией изготовление моделей плененных неприятельских кораблей.

Новый этап в истории Санкт-Петербургской модель-камеры начался в середине 1730-х годах, когда она из «конструкторского бюро», занимавшегося лишь насущными задачами кораблестроения, превратилась в «информационный центр» — депо технической и навигационной документации, образцов и наглядных пособий. Модели и устаревшие чертежи, а также планы, географические и навигационные карты, которые прежде находились в разных подразделениях Адмиралтейства, собрали воедино в «модель-камере», располагавшейся тогда в небольшой палате под адмиралтейским шпицем. Теперь здесь можно было получить чертеж или модель, необходимые для создания нового проекта корабля, карту для разработки плана военной операции или маршрута морской экспедиции, план для строительства адмиралтейского объекта. Каждый предмет и документ, хранившийся в «палате под шпицем», был записан в специальной книге под своим инвентарным номером и выдавался не иначе как с отметкой о выдаче. Собрание Модель-камеры в этот период стремительно разрасталось. В 1742 г. оно насчитывало несколько десятков моделей судов, механизмов и адмиралтейских сооружений, а также 467 чертежей, планов и карт. С 1748 г. «палата под шпицем» была превращена в церковь, а коллекции Модель-камеры были размещены в восточном крыле Адмиралтейства.

Однако довольно скоро для Модель-камеры наступили тяжелые времена. В 1760–1770 г. г. «Регламент об управлении адмиралтейства и верфи» еще выполнялся, но с 80-х годов XVIII в. пополнение Модель-камеры носило уже случайный характер. Теснота помещений, недостаток средств, недальновидность хранителей, отсутствие реставрационных работ привели в конце XVIII в. Модель-камеру к упадку. Причиной неблагополучного положения Модель-камеры стало и то, что к ней пропал интерес как к учреждению узкопрактического, кораблестроительного назначения.

В течение XVIII в. развитие судостроительной науки привело к тому, что кораблестроительные модели стали постепенно заменять теоретическими чертежами, а вековой опыт — научными расчетами. На рубеже XVIII–XIX в. в. модель теряет свою функцию элемента проекта, становится памятником судостроительной мысли, произведением декоративно-прикладного искусства и исторической реликвией. Это снизило значение модель-камер, как хранилищ кораблестроительных образцов, но зато подчеркнуло значимость их коллекций, как сокровищниц истории флота. Стали возникать проекты преобразования модель-камер в доступные широкой публике музеи, материалы которых, продолжая служить практическим целям судостроения и мореплавания, экспонировались бы и как памятники морской истории. Этому способствовал рост духовных потребностей общества и национального самосознания, что привело к усилению интереса к историческим памятникам. Памятники истории вызывали интерес не только сами по себе, как подлинные свидетели былого, но и должны были дать материал для исследований, призванных осмыслить прошлое, помочь найти в истории место своего народа и государства.

«Морской музеум» и его расформирование. Возвращение к Модель-камере (1805–1827 г. г.).

Среди первых морских музеев мира одно из ведущих мест принадлежит «Морскому музеуму» в Санкт-Петербурге. В 1805 г. император Александр I утвердил доклад, предусматривавший, что при Адмиралтейском департаменте создан «будет свой Museum, в котором собраны будут все любопытнейшие сочинения, библиотеку его составлять долженствующие, кабинет редкостей, машин, моделей, физических, математических инструментов и в который всякий с дозволения его (руководства департамента) входить и пользоваться чтением книг, или рассматриванием вещей, может». Основой «Морского музеума» стали коллекции Модель-камеры. Музей унаследовал от нее и часть практических функций. Как и Модель-камера, музей должен был снабжать отправлявшихся в плавание моряков новейшими навигационными инструментами, а также книгами. Присоединение к «Морскому музеуму» библиотеки Адмиралтейств-коллегии превратило его в крупнейший флотский культурный центр.

Появление «Морского музеума» вызвало горячий отклик у флотских офицеров. Во флоте скоро стало традицией после возвращения из дальнего плавания приносить в дар Морскому музею собранные «редкости». Начиная с И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского, сдавших ряд предметов по возвращении в 1806 г. из первого для русских кораблей кругосветного плавания, различные вещи музею дарили В. М. Головнин, Ф. Ф. Беллинсгаузен, М. П. Лазарев, Ф. П. Литке, Ф. П. Врангель и многие другие прославленные мореплаватели. Среди предметов, приносимых ими в дар, были оружие, лодки, одежда туземцев северо-западной Америки и островов Тихого океана, а также чучела птиц и зверей, минералы, образцы древесины и т. д. К сожалению, в то время моряки считали, что передачи в музей достойны только иноземные и природные «редкости», а не предметы, которыми они пользовались повседневно во время боевых походов и научных плаваний.

Поэтому реликвии, связанные с морскими историческими событиями и деятелями, попадали в музей в незначительном количестве, гораздо позже самих событий и через вторые руки. Зато музей заполнялся этнографическими, зоологическими и геологическими коллекциями, не соответствующими его профилю. К этому привело и отсутствие подробной и четкой программы собирательской работы. Опыта в создании морских музеев не было никакого: самые старые морские музеи Европы, в лучшем случае можно назвать лишь ровесниками петербургского «Музеума». Поэтому «Морскому музеуму» пришлось, за неимением другого, пользоваться опытом уже существовавших музеев комплексного, естественнонаучного и художественного профиля (прежде всего — Кунсткамеры и Эрмитажа). Отсюда возникло стремление «Морского музеума» собирать любые «редкости», появление в его составе предметов, часто имевших лишь косвенное отношение к морской тематике.

Первым директором «Морского музеума» стал Ксавье де Местр — ученый, писатель и художник, много сделавший для пополнения музейных коллекций. Его помощником стал Александр Яковлевич Глотов — известный судомоделист, автор трудов по морской практике, кораблестроению и истории флота. По его инициативе в 1818 г. при музее была создана своя модельная мастерская, ставшая базой для развития отечественного судомоделизма.

Фонды «Морского музеума» стремительно пополнялись. В 1825 г. он был разделен на четыре отдела:
1. модель-камеру;
2. отдел морских карт и инструментов;
3. библиотеку;
4. «кабинет редкостей по натуральной истории», куда вошли все этнографические, зоологические, геологические коллекции.

Отдел морских карт и навигационных инструментов возглавлял Гавриил Андреевич Сарычев — видный гидрограф, географ и полярный исследователь; библиотеку — прославленный мореплаватель и картограф Иван Федорович Крузенштерн. Модель-камера, то есть отдел моделей и чертежей, находилась в ведении Николая Александровича Бестужева — изобретателя, историографа флота, ставшего одним из активных участников движения декабристов.

В 1827 г., в ходе очередных преобразований морского ведомства, «Музеум» перешел в ведение Гидрографического депо, для которого потребовалось помещение в адмиралтейском здании. Начальник депо Ф. Ф. Шуберт посчитал самым подходящим для этого помещение «Морского музеума». Шуберт довел до сведения императора Николая I, что Морской музей «малополезен», так как полон «предметов, ничего общего с морским делом не имеющих». 19 октября 1827 г. пришел приказ Николая I о «раскассировании» музея. Император, считавший себя глубоким знатоком как морского, так и музейного дела, лично отдавал распоряжения, решавшие судьбу коллекций Морского музея.

Собранные в «Музеуме» предметы были переданы различным учреждениям. Основная их часть (более 6 тысяч экспонатов), в том числе коллекции «кабинета натуралий», поступили в ведение Академии наук, значительно пополнив собрание Кунсткамеры. Много предметов получил Морской кадетский корпус (они послужили основой для создания музея этого старейшего российского военно-морского учебного заведения). Библиотека, чертежи и морские карты остались в ведении Гидрографического депо (в дальнейшем библиотека «Морского музеума» послужила основой современного крупнейшего книжного собрания отечественного флота — Центральной военно-морской библиотеки). Некоторые экспонаты (в основном модели различных машин) были переданы музею Вольного экономического общества. Петровские реликвии — вещи, принадлежавшие основателю флота, — остались в Адмиралтействе, но стали храниться отдельно в зале Адмиралтейств-совета. Много музейных вещей было сдано в «магазины» (склады) флотских экипажей и впоследствии разошлось по частным рукам, было распродано за бесценок. Передача предметов продолжалась до 1834 г. От «Морского музеума» осталась лишь Модель-камера, в которой хранилось 526 экспонатов — моделей кораблей, пушек и машин, — малая часть когда-то обширных коллекций.

Расформирование Морского музея явно противоречило запросам быстро развивающегося флота и нанесло музею огромный ущерб: он был отброшен на век назад, к своему первоначальному состоянию — Модель-камере. Может служить утешением лишь тот факт, что коллекции «Морского музеума» не пропали, влившись в собрания других музеев.

Возрождение Морского музея и его развитие в 1867–1917 г. г.

Некоторое время Модель-камера влачила жалкое существование. Но вот отгремела Крымская (Восточная) война 1853–1856 г. г., вызвавшая в обществе повышенный интерес к флоту, в стране началась полоса преобразований. Шли реформы и на флоте. В условиях перехода от парусного деревянного кораблестроения к паровому броненосному, когда встал вопрос об изучении технического и военно-исторического опыта, изменении методов обучения и воспитания военнослужащих, систематическом изучение истории российского флота, остро стала ощущаться необходимость, как в сохранении морских исторических памятников, так и демонстрации новейших технических достижений. В связи с этим высшее морское начальство, наконец, обратило внимание на Модель-камеру. Было принято решение о воссоздании Морского музея. В основу возрождаемого музея были вновь положены материалы Модель-камеры, а дополнительным источником сбора памятников явилось обследование адмиралтейств, арсеналов и других хранилищ.

Обширные планы требовали решения многих организационных вопросов. Понадобился деятельный и знающий человек, который мог бы привести в порядок Модель-камеру и стать руководителем воссоздаваемого Морского музея.

Выбор пал на лейтенанта Николая Михайловича Баранова, который был известен как талантливый изобретатель-оружейник (впоследствии, командуя вооруженными пароходами «Веста» и «Россия», он прославился в ходе русско-турецкой войны 1877–1878 г. г., затем был одним из организаторов Общества Добровольного флота, петербургским градоначальником, архангельским и нижегородским губернатором, сенатором). Осмотрев портовые склады, другие хранилища, принадлежавшие морскому ведомству, Баранов извлек на свет и перенес в Модель-камеру множество предметов, интересных в историческом и техническом отношениях. Ему удалось найти и вернуть многие предметы, ранее принадлежавшие расформированному «Морскому музеуму». Он же добился непременного поступления в музей всех образцов новейших изобретений в военно-морской сфере.

Для воссоздаваемого Морского музея были отведены помещения во втором этаже западного крыла Главного Адмиралтейства. Музей открыл свои залы для посетителей в 1867 г. Но уже через три года его коллекции так разрослись, что для расширения экспозиционной площади потребовалось в 1870 г. присоединить к музею ряд помещений 3-го этажа. В 1900–1904 г. г. экспозиция музея была значительно перестроена и расширена. После этой реэкспозиции петербургский Морской музей заслуженно признавался одним из лучших морских музеев мира. В последующем сотрудники музея не прекращали дорабатывать экспозицию.

К 1917 г. она состояла из следующих отделов:
1. эпоха Петра I;
2. эпоха императриц Анны, Елизаветы и Екатерины II;
3. эпоха императоров Павла I и Александра I;
4. эпоха Николая I и Александра II;
5. эпоха Александра III и Николая II;
6. «отдел бытовой эпохи генерал-адмирала Константина Николаевича» (созданный на основе морской коллекции, завещанной музею великим князем);
7. русско-турецкая война 1877–1878 г. г.;
8. русско-японская война 1904–1905 г. г.;
9. отдел мировой войны;
10. артиллерийский отдел;
11. механический отдел;
12. отдел портовых сооружений;
13. этнографический отдел;
14. гидрографический отдел.

Морской музей не ограничивался собиранием, хранением и показом только старинных предметов. Он был и центром технического прогресса. В нем концентрировались новые виды оружия, подлежащие испытанию, проектные модели и чертежи судов, опытные станки, аппараты. В музее в условиях секретности хранились изобретения известных конструкторов А. П. Давыдова и С. К. Джевецкого; модели судов, спроектированных крупнейшим кораблестроителем А. А. Поповым; в 1877 г. из музея выдается для испытаний на опытовой батарее одна из первых в мире скорострельных пушек конструкции В. С. Барановского. С целью осмотра технических новинок музей часто посещали высокопоставленные особы (члены императорской фамилии, руководители морского ведомства, крупные чиновники). В лекционном зале музея часто устраивались публичные сообщения по различным вопросам военно-морского дела.

Здесь читали лекции многие известные историки флота, демонстрировал опыты изобретатель радио А. С. Попов.

Морской музей вел большую выставочную работу. За 50 лет (с 1867 г. по 1917 г.) он принял участие в 31 выставке (в том числе 5 всемирных, 7 международных, 2 зарубежных национальных и 17 отечественных) и был удостоен многочисленных наград. Подобная выставочная активность музея для того времени уникальна.

В 1908 г., перед торжественным празднованием 200-летия музея, ему было присвоено имя основателя — Петра Великого.

Центральный военно-морской музей. Переезд в здание Фондовой биржи 1918–1940-е г. г.

Революционные потрясения не могли не сказаться на судьбе Морского музея имени императора Петра Великого. Сменив ряд наименований, он стал в 1924 г. Центральным военно-морским музеем, были внесены соответствующие времени коррективы и в его экспозицию. В 1920–1930-е г. г. фонды музея значительно пополнились за счет частных и государственных коллекций.

В августе 1939 г. Центральному военно-морскому музею было передано одно из красивейших строений города — здание бывшей Биржи, построенное по проекту архитектора Ж. Ф. Тома-де-Томона в 1816 г.

Музей покинул стены Адмиралтейства и в феврале 1941 г. открыл свою экспозицию в новых стенах, но через четыре месяца началась Великая Отечественная война. Наиболее ценные экспонаты были эвакуированы в Ульяновск. Оставшиеся в блокадном Ленинграде сотрудники музея сумели сохранить то, что не удалось вывезти.

В июле 1946 г. вернувшийся из эвакуации музей вновь открыл свои двери для посетителей. В послевоенный период неоднократно проводились значительные работы по перестройке экспозиции музея.

Центральный военно-морской музей. Вторая половина XX — начало XXI века.

С 1950-х годов начинает создаваться современная сеть филиалов Центрального военно-морского музея. В 1956 г. открывается филиал на крейсере «Аврора» — первом в нашей стране корабле-музее.

В 1972 г. на берегу Ладожского озера открыт филиал «Дорога Жизни» — памятник бессмертному подвигу воинов Ленинградского фронта и Ладожской военной флотилии, обеспечивших в годы блокады работу единственной магистрали, связывавшей Ленинград со страной.

В 1977 г. в здании бывшей Чесменской церкви открылся филиал «Чесменская победа», посвященный подвигам русских моряков во время русско-турецкой войны 1768–1774 г. г. В 1994 году церковь была передана епархии. В настоящее время совместно с Государственным музеем-заповедником «Царское Село» эта экспозиция воссоздана в здании павильона «Адмиралтейство» напротив Чесменской колонны, в Екатерининском парке города Пушкина.

В 1980 г. в здании Кронштадтского Морского собора начал свою работу филиал Центрального военно-морского музея «Кронштадтская крепость», рассказывающий об истории этой прославленной балтийской военно-морской базы.

В конце 1980-х годов начались работы по созданию филиала на одной из первых подводных лодок советской постройки — Д-2 «Народоволец». Открытый в 1994 г. мемориал является первой в нашей стране полностью музеефицированной подводной лодкой.

Являясь главным морским музеем России, Центральный военно-морской музей оказывает консультативную помощь музеям флотов, флотилий, частей и соединений, учебных заведений ВМФ, а также школьным музеям, помогает организовывать каюты и комнаты боевой славы на кораблях и в воинских частях. Он оказывает помощь в создании не только новых экспозиций, но и новых музеев (например, Музея Главного управления навигации и океанографии, Музея подводных сил России им. А. И. Маринеско, крейсера-музея «Михаил Кутузов» — филиала Музея Черноморского флота и др.).

Неуклонно развивается издательская деятельность музея. Если до 1917 г. в свет вышли лишь три издания музейного каталога, то в 1960–1991 г. г. было опубликовано 8 каталогов музейных коллекций. Многократно издавались и переиздавались путеводители и буклеты музея и его филиалов, публиковались сборники трудов научных сотрудников Центрального военно-морского музея. Сотрудничая с отечественными и зарубежными издательскими фирмами, музей издал большое количество своих выставочных каталогов. Труды сотрудников музея активно публикуются в периодических изданиях, посвященных морской тематике, выходят в свет их монографии.

Работа по пропаганде истории флота получила высокую оценку — в 1975 г. указом Президиума Верховного Совета СССР Центральный военно-морской музей был награжден орденом Красной Звезды.

С 1980-х годов вновь, впервые с дореволюционных времен, большое развитие получила зарубежная выставочная деятельность музея, что помогло музею добиться более широкого признания не только в России, но и за рубежом. Ныне музей поддерживает деловые связи, организует совместные выставки с десятками российских и зарубежных музеев, является членом Международного совета музеев (ИКОМ), Международной ассоциации музеев оружия и военной истории, Международного конгресса морских музеев, Союза музеев России, Творческого союза музейных работников Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Фотогалерея Предпросмотр фото (74)

Центральный военно-морской музей

сигвей



info@worldwalk.infoinfo@worldwalk.info