WorldWalk.info
ru ru en en de de  
Санатории, гостиницы
Санатории, гостиницы
Музеи, выставки
Музеи, выставки
Дельфинарии, аквапарки
Дельфинарии, аквапарки
Природа
Природа
Архитектура, памятники
Архитектура, памятники
Святые места
Святые места
Парки, аттракционы
Парки, аттракционы
Театры, кинотеатры
Театры, кинотеатры

Усадьба Дубровицы (Подольск)

г. Подольск, Подольский район, п. Дубровицы.

Усадебный комплекс расположен в восточной зоне современного поселка Дубровицы у слияния рек Десны и Пахры, в шести километрах от станции Подольск.

О селе Дубровицы в писцовых книгах 1627–1628 годов было отмечено: «В Молоцком стану за боярином Иваном Васильевичем Морозовым старинная вотчина село Дубровицы на реке Пахре, усть речки Десны».

При Морозовых были построены деревянная церковь во имя Ильи Пророка и усадебный дом.

В 1688 году Дубровицы приобретает Борис Алексеевич Голицын (1641–1714 гг.), сподвижник и воспитатель молодого Петра I.

22 июля 1690 года на месте деревянной церкви (она была разобрана и перенесена в деревню Лемешово) заложен новый храм. Церковь строили из белого камня иностранные мастера «числом около ста», а также русские мастера. Храм выполнен с редким художественным мастерством в стиле барокко.

Особенности архитектурного убранства церкви диктовали иностранцы, что сказалось на обилии скульптуры, редко встречающейся в русском храмовом зодчестве.

При внуке Б. А. Голицына Сергее Алексеевиче в 1750–1753 годах построены усадебный дом, конный двор, четыре флигеля, хозяйственные постройки.

В 1781 году у задолжавшего крупную сумму поручика Сергея Голицына усадьбу купил Григорий Александрович Потемкин (1739–1791 гг.). Но вскоре это имение захотела приобрести сама Екатерина II, побывавшая в Дубровицах на обратном пути из Крыма 23 июня 1787 года. Не для себя приметила Екатерина II Дубровицы. Среди сопровождавших ее лиц был новый фаворит, флигель-адъютант Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов (1758–1803 гг.), которого хотелось отличить особой милостью, даже за счет верного Потемкина.

С декабря 1788 года владельцем усадьбы становится Дмитриев-Мамонов. Свою службу он, как и большинство дворянских детей того времени, начал в гвардии и в скором времени стал адъютантом Потемкина, который и представил Александра императрице. Мамонов очаровал ее. Милости сыпались на него непрерывно. Он стал камергером, генерал-адъютантом, кавалером различных орденов и, наконец, графом Священной Римской империи.

Но благоденствие длилось недолго. Причиной разрыва с Екатериной послужила любовь фаворита к фрейлине императрицы княжне Дарье Федоровне Щербатовой (1762–1802 гг.), внучке знаменитого князя Александра Бековича-Черкасского. Она была моложе Екатерины на 33 года. Императрица в этой сложной ситуации вела себя достойно: сперва долго плакала, запершись ото всех, а потом, как видно, взяла себя в руки и закрепила за Мамоновым все свои дары. Затем устроила молодым пышную свадьбу, сама убирала невесту к венцу. Бракосочетание состоялось 1 июня 1789 года.

Вскоре супруги уехали в Москву, пообещав никогда не появляться при дворе. Их брак оказался неудачным. Граф вскоре вышел в отставку и безвыездно жил то в Москве, то в Дубровицах, посвятив себя воспитанию сына Матвея. Новый хозяин задумал и осуществил капитальную перестройку фасадов и интерьера главного дома в соответствии с новой модой на усадебное строительство.

Храм, занимавший ранее центральное положение, с XVIII века отступает на второй план, подчиняясь главному дому в композиционном и художественном отношении. Мода на барочное оформление уходит в прошлое. Новые дворцы строят уже в стиле классицизма. Перестроить дом полностью было трудно, поэтому решили только заменить внешнее оформление. Центральная часть здания с южной стороны была украшена шестиколонным портиком. К главному входу теперь вела широкая белокаменная лестница, перила которой и лоджии оформлены решеткой в стиле ампир. На высоких каменных тумбах установлены два мраморных льва. Неизвестным архитектором к торцам главного дома пристроены открытые (позже они были закрыты и остеклены) широкие террасы. Наиболее эффектной их частью стали торцовые белокаменные крыльца с циркульными лестницами.

У центрального входа во дворец разбили цветник и установили фонтан. Со стороны реки Десны здание получило основное украшение — террасу-полуротонду с десятью колоннами коринфского ордера.

В конце XVIII столетия в Дубровицах появилась еще одна композиционная ось: в западной части усадьбы разбили регулярный липовый парк, отделяющий дворцовую зону от комплекса служебных построек.

Значительные перестройки проведены также в интерьере дворца. Маленькие комнаты исчезли, вместо них появились анфилады больших комнат, ведущих к центральному залу (площадь около 200 кв. м.), имеющему вытянутую форму. Чтобы придать вытянутому залу более овальный вид, его стены расписали от пола до потолка особым приемом — перспективной живописью пейзажно-архитектурного типа: повторяющиеся изображения многоплановой перспективы готических архитектурных мотивов (аркад, лоджий, декоративных композиций). Розовые тона глубокой перспективы переходят в коричневые, которыми окрашены колонны ближнего плана. На колоннах изображены повторяющиеся рисунки гербов, один из которых принадлежит роду графов Дмитриевых-Мамоновых. Роспись зала восстановлена в 1968–1970 годах.

Александр Матвеевич Дмитриев-Мамонов, единственный из фаворитов Екатерины II, сумел сохранить добрые отношения с цесаревичем Павлом и по восшествии последнего на престол, в день коронации 5 апреля 1797 года, получил графское достоинство Российской империи. Умер граф внезапно в 1803 году и похоронен в Донском монастыре в Москве.

Наследником Дубровиц становится сын Мамонова — Матвей (1790–1863 гг.), которому в ту пору было всего 13 лет. Воспитанием внука занимался дед, Матвей Васильевич. Вскоре молодой человек получил чин камер-юнкера, а еще некоторое время спустя при помощи дальнего родственника — поэта И. И. Дмитриева — двадцатилетний граф стал обер-прокурором одного из сенатских департаментов. Служба, впрочем, Матвея Александровича мало интересовала, и он начал заниматься историей.

С началом войны 1812 года граф вступил на военную службу, принимал участие в сражениях при Бородине, Тарутине, Малоярославце и, что самое главное, на свои средства сформировал полк, получивший официальное название «Московский казачий графа Дмитриева-Мамонова полк». В него записались добровольцами В. А. Жуковский, П. А. Вяземский и другие известные люди.

Во время Тарутинского маневра небольшой отряд наших войск переправился через Пахру и остановился в Дубровицах. Вот как об этом вспоминает генерал Николай Николаевич Муравьев (1794–1866 гг.): «В Дубровицах, в усадьбе графа Мамонова, в коей мы задержались с 3 по 6 сентября, управитель Алексей... охотно угощал проезжих офицеров завтраками. Нам повезло, и было время отлучиться, и мы вполне воспользовались его гостеприимством, где порядочно отдохнули, так как спали спокойно, хорошо обедали и ходили в баню, отчего больным ногам моим сделалось легче».

В Дубровицах побывали и французы. Небольшой отряд конницы Мюрата покинул Дубровицы 10 октября 1812 года, ограбив и спалив близлежащие деревни.

Хозяин же Дубровиц Матвей Александрович 21 декабря 1812 года был награжден золотой саблей «За храбрость», а в марте следующего года назначен шефом своего полка и произведен в генерал-майоры. В 1816 году он вышел в отставку, а с 1817 года окончательно поселился в Дубровицах. Здесь начинается «история» основанной Матвеем Александровичем тайной организации — «Ордена русских рыцарей». Граф сам писал ее устав — «Краткое наставление русским рыцарям» и консультировался по этому вопросу с М. Ф. Орловым и М. Н. Новиковым.

В документе, выработанном Орловым и Мамоновым, наряду с «упразднением рабства в России» предлагалось пожаловать «наследственным пэрам», то есть «русским рыцарям», крепости («фортеции»), поместья и земли.

Идея фортеции как резиденции «пэра» занимала Дмитриева-Мамонова не меньше, чем размышления об осуществлении демократических, республиканских преобразований. Она отразилась в развернувшемся в Дубровицах строительстве. По заказу Дмитриева-Мамонова вокруг его поместья, включая главный дом, регулярный парк, хозяйственные постройки и конный двор, была выстроена протяженная каменная ограда со средневековыми зубцами, придававшими усадьбе вид замка.

Выполнявший этот необычный заказ архитектор не установлен. Не исключено, что проект разработал сам граф, знавший фортификацию и хорошо разбиравшийся в чертежах. Стену, не представлявшую архитектурной ценности, окончательно разобрали в 1930-х годах.

Желание Мамонова окружить все ореолом тайны не могло не беспокоить правительство. Поводом для ареста послужило избиение графом камердинера, в котором он заподозрил агента, осведомляющего Московского генерал-губернатора князя Д. В. Голицына. В июле 1825 года связанного Мамонова доставили в Москву, где он оказал бурное сопротивление полиции. В сформированную по указанию Голицына медицинскую комиссию вошли четыре врача, которые должны были официально засвидетельствовать сумасшествие графа. Знаменитый московский медик Ф. П. Гааз, осмотрев «больного», отказался дать свое заключение о болезни графа. Однако Мамонова стали «лечить». Его лечение носило изуверский, принудительный характер. От него требовали повиновения властям. Наконец, после отказа графа в 1826 году присягнуть новому императору Николаю I он официально был объявлен сумасшедшим, и над ним установили опеку.

Через несколько лет Дмитриев-Мамонов смирился со своим положением. Почти четыре десятилетия, вплоть до своей кончины 11 июня 1863 года, граф жил в имении Васильевское на Воробьевых горах, которое москвичи назвали «Мамоновой дачей». Похоронен М. А. Дмитриев-Мамонов на территории Донского монастыря рядом с могилами отца, матери и деда.

В период нахождения графа под арестом в Москве была предпринята первая реставрация храма в Дубровицах (1848–1850 гг.), которую возглавил академик архитектуры Федор Федорович Рихтер (1808–1868 гг.). Архитектор получил классическое образование в Петербургской академии художеств, прошел хорошую школу у О. Монферрана на строительстве Исаакиевского собора.

После реставрации «... его (храм) нельзя уже узнать, — пишет в своей книге "Обновление храма Знамения Пресвятые Богородицы в селе Дубровицы Московского уезда" директор кремлевской Оружейной палаты А. Ф. Вельтман, — золотой крест и золотая корона купола снова ярко отражают свет дня и ночи; узорчатые стены ее, все наружные изваяния обточены, очищены резцом — нет уже ни следов времени, ни порчи — храм как будто совершенно новый, только что созданный в подражание древнему, без малейшего изменения».

Владельцем Дубровиц в 1864 году стал Сергей Михайлович Голицын.

С. М. Голицын приложил немало усилий, чтобы благоустроить любимые Дубровицы. Делалось это, прежде всего, в расчете на состоятельных дачников. Со стороны реки Десны и частично вокруг усадьбы по его распоряжению была разобрана каменная стена. На плане 1915 года на месте северо-восточного флигеля обозначен птичник. Сергей Михайлович покинул Дубровицы еще до революции 1917 года.

В 1919 году в Дубровицах был создан Музей дворянского быта, который просуществовал до 1927 года. Экспонаты музея (великолепная резная мебель, картины, скульптура, гобелены и другие ценности) вывезли в Москву, Серпухов, Царицыно. Усадьбу передали детскому дому.

В 1932 году здесь разместился сельскохозяйственный техникум, переведенный в Дубровицы из города Богородицка Тульской области. В техникуме преподавала младшая дочь Дмитрия Ивановича Менделеева, Мария Дмитриевна Кузьмина-Менделеева (1886–1952 гг.).

Территорию Дубровиц (по архивным данным на 20.08.1920 г.) занимал совхоз «Дубровицы», в котором усадьба размещалась на шести десятинах. Церковная земля имела полторы десятины и находилась вне усадьбы.

В 1961 году в Дубровицы был переведен из Москвы Всесоюзный (позже Всероссийский) научно-исследовательский институт животноводства (ВИЖ). Большая скученность научного оборудования, недосмотр или перегрузка электросети привели к пожару. Здание усадебного дома сгорело в ночь с 3 на 4 июня 1964 года.

Восстановительные работы, проведенные в 1966–1970 гг., вернули фасаду прежнее убранство. Отреставрировали вестибюль, сняв несколько пластов краски, вернули фресковые росписи Гербовому залу.

Администрация института все последующие годы бережно относилась к использованию усадебных построек. Церковь, которая до 1990 года находилась на балансе ВИЖа, охранялась, а в 1966–1990 гг. Министерство культуры СССР вело реставрационные работы, планируя использовать храм как музей культового зодчества.

Однако в октябре 1990 года церковь возвращена прихожанам.

С августа 2003 года на территории усадьбы начались «восстановительные» работы. В результате с южной стороны дворца уничтожен ландшафтный парк из более чем 80 реликтовых деревьев (упомянут в книге И. А. Дмитровского «Дубровицы — знатное село. Имение князя С. М. Голицына», 1908 г.). В парке росли многовековые липы и ели. Уничтожена историческая дорога, обозначенная на архивных документах 1915 г. и 1920 г. Вместо нее вырыт котлован глубиной более четырех метров, в результате чего многовековая липовая аллея «повисла» над обрывом.

По материалам историка-краеведа А. Г. Колосовой.

Фотогалерея Предпросмотр фото (6)

Усадьба Дубровицы



info@worldwalk.infoinfo@worldwalk.info